Rika_Datenshi
как по темному коридору мне навстречу идет, весело улыбаясь, горячий красавец Доктор Менгеле. И спрашивает, обстреливая меня своими черными очами, нет ли у меня, случайно, флажка. Чего? - интересуюсь я, помахивая шоколадным тортом. Нет, я не ослышалась: Флажка. Ибо надо сделать кондуктор. Оказывается, Доктор Менгеле тут с утра пораньше проталкивает сквозь стены провода. С ним какой-то милый гитлер-югент неизвестного мне назначения. И им нужен флажок. Но прежде чем выяснить про флажок, мы начинаем выяснять про кондуктора. Его надо запихать в стену, потому что это очень полезно и помогает проталкивать сквозь стену провода. Я приглашаю всех есть торт и ухожу в монтажку, лениво размышляя над тем, как эти безумные мужчины собираются отлавливать кондуктора, чтобы он протолкнул им сквозь стену какие-то таинственные провода. Приманивать флажком что ли?
Когда я вхожу в монтажку, по ней можно читать увлекательную повесть о ночной рабочей жизни. На столе у компьютера натюрморт из чашек, салфеток для снятия макияжа и рахат-лукума. Кабинет причудливо украшен кассетами, деталями костюмов, съемочной техникой и печеньками с вкраплениями того же рахат-лукума. Им посыпан даже пол, правда, слегка неравномерно. Я начинаю некоторые лихорадочно-неторопливые действия по уничтожению улик до прихода Няши-сан.
Поэтому, когда она приходит (одетая во все черное, кроме гламурно-розовых наушников и гадов с английским флагом), печенек и рахат-лукума немного поубавилось и уже согрет чай.
Из дальней монтажки возникает Дух Прошлого РОждества... то есть Эфира, уставший, лысый и с красными воспаленными глазами. Он жалобно оглядывает нас в поисках съестного и признается, что еще не спал. Кажется, двое суток. Зато программа ушла в эфир. То есть она и не могла не уйти, потому что опоздать не просто нельзя, а невозможно как факт. Получив кусок шоколадного торта и печеньку, Дух Прошлого Эфира уходит обратно в дальнюю монтажку и пропадает там до следующего Эфира.
Няша-сан злобно орудует веником, уничтожая улики и приговаривает в лучших традициях эмо-горничных:
" Меня всего один день не было, а насрали-то насрали. А все кто? Все этот самый, Мы Сами Знаем Кто, и салфетки для снятия макияжа чьи? Сами Знаем Кого. Вот топора на них нету!"
В процессе мы находим в углу кабинета труп хоккеиста, скромно завернутый в черный мусорный мешок. Судя по размерам и форме мешка, труп был предварительно расчленен с особой жестокостью, замаринован в собственном поту и высушен, поэтому в данный момент притворяется подержанной хоккейной амуницией. Но нас так просто не проведешь.
А за стеной Доктор Менгеле и гитлер-югент все проталкивают сквозь стены провода...
Я пересказываю Няше-сан про поиски флажка и кондуктора, и мы вдвоем соображаем, что кондуктора они, наверное, еще не нашли, иначе мы бы услышали протестующие вопли. Потому что какой же трезвый кондуктор согласится пойти с этими двумя нацистскими садюгами проталкивать сквозь стены провода?
Тут приходит Режиссер и начинается работа. Неторопливо начинается. Медленно и с возможностью себя описать со всех сторон. И насладиться.
“Мне кажется, что я вообще еще отсюда не уволилась потому, что нашу работу можно наблюдать с попкорном," - задумчиво роняет Няша-сан, откладывает веник и уходит вслед за Режиссером бесшумной крадущейся походкой. Не удивлюсь, если она однажды придет на работу с топором в руках, кокетливо перевязанным розовым бантиком.
А что? У нас на столе лежат гигиенические салфетки для снятия макияжа, принадлежашие нашему личному Мы Сами Знаем Кому, весьма женатому и серьезному. У нас коньки висят на батарее, а на крыше мы красим рубашки в радикально красный. Надев при этом майки с кровавой надписью “Самый добрый доктор”. У нас бабушкино гробовое платье снимается каждый месяц в новой роли, а бабушка и не знает об этом. Да у нас вообще труп хоккеиста лежит себе в углу.
Мы все из себя не в себе, это давно всем известно. Я вам скажу по секрету, что я со своими ритуалами поклонения великой Черепахе и иппонцкой траве, так просто невинное дитя на фоне местного общества. Няша-сан вот, например, отпрыск врача и учительницы, что в переводе означает откровенную мизантропию, осложненную жаждой порядка и чистоты, а также непреходящую нежную любовь к зомби.
А еще у нас есть миссис Поттер, Андрюха, недавно женатый, Ген Дир Дель, Тина, и, черт побери, труп хоккеиста в углу!!! И это еще далеко не все, что у нас есть!
В рабочей программе на сегодня у нас бокс, хоккей, еще раз бокс, шоколадный торт в роли таблетки антидепрессанта, и советское детство на закуску.
Приятной работы, дорогие друзья!


З.Ы. Уходя с работы в воскресенье в десять вечера, мы с Няшей-сан заглядываем к Андрюхе попрощаться.
“Вы там осторожнее идите по темноте”, - заботливо напутствует нас он.
“Не волнуйся, Андрюха, мы сегодня лом забыли, так что драться не полезем”, - успокаиваю я его.
“Я ей обещала подарить на день рождения топор, и я ей его подарю”, - серьезно добавляет Няша-сан.
После чего мы уходим спать выходную ночь, азартно обсуждая цвет бантика на топоре.
Желаю вам счастливой рабочей недели, дорогие друзья)))))

З.З.Ы. а сеодня я опоздала на работу, потому что у нас горит метро )))))))
но это не мы, честно!

@музыка: МУХАХАХА

@темы: ржака, тексты